K-info
Название: Некий парень в поисках своего будущего пути
Перевод: Т/Л
Бета: Шаманка Ингрид
Оригинал: K ~ Return of Kings BD vol.7 LE sidestory: A Certain Boy’s Search for his Future Path by Azano Kouhei, перевод на английский chilly-territory (запрос на разрешение отправлен)
Форма: вторичный перевод официального рассказа
Пейринг/Персонажи: Хиэда Тору, Ятогами Куро, Амэно Мияби(Неко), Мунаката Рейши, Авашима Сэри, Фушими Сарухико, Кусанаги Изумо, Кушина Анна, Ята Мисаки, Камамото Рикио, Адольф К. Вайсман
Категория: джен
Размер: 6526 в оригинале, 5462 слова в переводе
Рейтинг: G
Краткое содержание: о парне, чьё тело так долго занимал Серебряный король
Примечание: действие происходит после второго сезона аниме

Кто-то звал его.
Сильные эмоции, звучащие в их голосах, дали ему толчок, и он открыл глаза.
Он обнаружил, что сидит на асфальте в каком-то переулке, прислонившись спиной к стене задания. Перед ним, всматриваясь в его лицо, стояли девушка и парень.
Девушка была хорошенькой, а парень — преисполненным достоинства. Они смотрели на него ужасно взволнованными глазами, и выглядели так, будто разрывались между удивлением и нервозностью, облегчением и тревогой.
Однако…
— ...Кто вы такие?
Он их не знал. Да и вообще, что это было за место? И что он тут забыл?
Он попытался вспомнить, но у него не вышло. Как бы он ни пытался, он не мог припомнить когда потерял сознание и как долго пробыл в таком состоянии.
С другой стороны, он понимал, что не приходил в сознание довольно долгий период времени. Хотя его воспоминания были в беспорядке, кое-что он знал наверняка благодаря расплывчатым ощущениям в своём теле. Прошли дни или недели, или даже больше, если ему сильно не повезло. Когда он обнаружил этот гигантский пробел в своих воспоминаниях, который не мог заполнить, его вдруг охватили страх и тревога.
Что же произошло с его телом?
Тем временем, услышав его вопрос, парень и девушка затаили дыхание. Выражение их лиц изменилось. Их убитый горем вид заставил его инстинктивно почувствовать себя виноватым. Но он мог лишь дрожать в полном смятении.
Откуда-то издалека слышался голос, отрывисто отдающий приказы. Затем последовал приглушенный звук взрыва. Ему сопутствовала ощутимая сквозь асфальт вибрация, похожая на ту, которая сопровождала землетрясения. Происходило что-то необычное. Его страхи и тревоги усилились.
Каким же странным было его пробуждение, порождающее мириады вопросов и загадок.
В этот момент он вновь обрёл свои воспоминания.

— Старшая школа?.. — Хиэда Тору со сложным выражением лица повторил сказанное ему.
Его вызвали в Корпус 4 Токийского Регионального Бюро по Юридическим Вопросам, так же известный как Скипетр 4, и сейчас Хиэда находился в офисе его начальника.
— Да, — кивнул молодой человек, сидящий за столом. Жест был сдержанный, но в то же время элегантный. Этого молодого человека звали Мунаката Рейши, и он был главой Скипетра 4.
— К счастью — хотя в твоём случае это не вполне приемлемое выражение — тебя уже уволили с того места, где ты работал неполный день, и твой контракт на аренду квартиры успел истечь. В той школе есть общежитие, так что, я уверен, ты получишь отличную возможность обдумать свои перспективы на будущее, когда отправишься туда.
— Но у меня нет таких денег...
— Нет нужды волноваться об этом, — небрежно прервал его Мунаката, посмотрев из-под очков на лейтенанта, стоявшую рядом с ним.
Авашима Сэри кивнула ему:
— Дворец вне времени... Я хотела сказать, несколько частных предприятий совместно внедрили туда систему более чем щедрых стипендиальных программ. По своему усмотрению мы подали заявление от твоего имени и получили ответ, что ты принят. Так же на данный момент ты освобождён от платы за поступление и обучение, и в случае необходимости тебе будет выплачиваться денежное пособие. Если ты намерен продолжить образование, тебе представилась отличная возможность.
Слова Авашимы могли показаться сухими, но её голос звучал мягко. Было очевидно, что она рекомендовала этот план действий, думая о благе Хиэды. Однако в ответ на его лице появилось недоумение с оттенком несогласия. Если бы Хиэда подумал об этом трезво, то запрыгал бы от радости — ведь ему вдруг так крупно повезло. Но учитывая все его чувства, он не мог по-настоящему этому обрадоваться.
Если уж на то пошло…
«Да что же всё-таки происходит?»
Очевидно, этот вопрос можно было прочесть на его лице.
— А? — Мунаката изучающе наклонил голову. — Ты, кажется, не особо заинтересован, не так ли? Действительно, если принять во внимание возраст, ты поступишь в старшую школу на три года позже положенного, но я всё равно считаю, что это неплохое предложение...
— Я... я понимаю, что это отличное предложение, и я очень благодарен. Дать кому-то вроде меня шанс учиться в старшей школе... но...
— Но дело в том, что ты находишь эту ситуацию несколько пугающей, так?
Мунаката довольно неприятно улыбнулся, и Хиэда испуганно покачал головой.
Вот только Мунаката попал в самую точку.
— Эм... я просто не понимаю зачем вам утруждать себя планированием всего этого для кого-то вроде меня.
Ни разу в жизни ему не выпадала столь незаслуженная удача. Скорее наоборот, его жизненный опыт состоял из сплошного невезения. Таким образом, Хиэда не мог не настораживаться, подозревая двойное дно в любом заманчивом предложении.
На первый взгляд между ним и Скипетром 4 не было никакой связи. Не должно было быть, насколько он знал. В то же время, Хиэде было трудно поверить, что Мунаката и его организация получили бы какую-то выгоду, затратив столько усилий, чтобы обмануть такую мелкую сошку, как он.
«И вот почему вся эта ситуация кажется мне ещё более пугающей».
— Не бойся показаться невежливым. Как мы успели объяснить, мы перед тобой в долгу, пусть и косвенном, в отношении упомянутого ранее дела «Джунглей». То, что ты об этом не помнишь, не освобождает нас от наших обязательств по отношению к тебе. Мы вовсе не «утруждаем себя», как ты выразился.
— ...А-а.
— Всё так, как сказал капитан. И, на самом деле, мы не единственные, кто задолжал тебе. Не будет преувеличением сказать, что все люди на свете обязаны тебе. Поэтому мы просим тебя рассматривать наше предложение в положительном ключе как наш способ продемонстрировать тебе свою благодарность и поразмыслить над ним.
— ...А-а.
Речь Авашимы была страстной, но к несчастью для неё, эта заметная страстность только укрепила недоверие Хиэды. Общение никогда не было его сильной стороной, и он не мог взять и принять чужое «дружелюбие» без вопросов.
Таким образом, сохраняя на лице унылое выражение, Хиэда не отрывал взгляда от пола.
Именно в тот момент Мунаката, внимательно наблюдающий за парнем, заявил:
— ...Кроме того, одно влиятельное лицо настоятельно просило нас сделать всё, что в наших силах, чтобы помочь тебе устроить свою жизнь и будущее.
— Э? К-кто?
— Человек, который больше всех обязан тебе. Другими словами, помогая тебе, мы можем заставить его чувствовть себя обязанным нам, как ты понимаешь. Правда, его обязательства по отношению к нам теперь уже немногого стоят, но на личном уровне оно всё равно станет приятным дополнением, — сказал Мунаката и широко улыбнулся — теперь уже явно напоказ.
У Авашимы, стоящей рядом с ним, на лице отобразилось желание закатить глаза.
Что же касалось Хиэды...
«Ясно. Значит, есть ещё и эта причина».
Хиэда начал понимать. Получив подтверждение, что Мунаката и его организация не делали всё это для него исключительно по доброте душевной, он почувствовал облегчение.
Но этот шаг вперёд принёс Хиэде новую головную боль. Кем же был тот таинственный «человек»? Что же всё-таки случилось с его телом в то время, о котором он всё забыл?
Увидев, что разговор прервался, Авашима сухо откашлялась:
— В любом случае, я советую тебе взглянуть на ту школу. Можешь решить после этого.
— Д-да.
Если у Хиэды действительно была возможность поступить в старшую школу, это было бы больше, чем он когда-либо мечтал. Раз уж на то пошло, Хиэде в любом случае было нечего терять. И даже если его обманывали, он не мог себе представить, как это могло навлечь на него ещё больше проблем, чем у него уже было.
— Я бы хотел добавить, что если тебе всё-таки не захочется учиться в старшей школе, мы в любом случае готовы принять тебя в нашу организацию. Здесь очень вдохновляющая рабочая обстановка, если уж я сам так говорю.
Это заставило Хиэду наконец вскинуть голову в ещё большем замешательстве, чем раньше. Подумав, что Мунаката пошутил, Хиэда обратил взгляд на Авашиму за подтверждением, но она лишь спокойно кивнула. Хиэда не верил, что он стоил того, чтобы кто-то пытался устроить его к себе, и это заставило его в энный раз задаться вопросом что же, во имя всего святого, происходило на самом деле.
— В любом случае, о твоём визите в школу уже договорились, поэтому, пожалуйста, начинай готовиться незамедлительно. ...Ах, и ещё кое-что. Коль скоро выпала возможность, мне бы хотелось, что бы ты заглянул ещё кое-куда по дороге в школу. Один из моих подчинённых проводит тебя туда, если ты не возражаешь.
— Э? Что за место?
— Бар в центре Шизуме. Там есть люди, которые тоже хотят с тобой встретиться. Я бы хотел попросить тебя нанести визит туда, если это возможно. Не будем упоминать о клиентуре, но это заведение ни в коей мере не является недостойным.

Хиэда Тору был сиротой. Он вырос в местном приюте и, окончив среднюю школу, зарабатывал на жизнь, меняя одну работу на полставки на другую.
У Хиэды в жизни не было мечты или цели, но окружение его не испортило. К добру или к худу, он проявлял умеренность во всём, и жизнь его была обыденной и честной. Даже сам Хиэда думал, что его жизнь напоминала жизнь растения, но такое сравнение его не огорчало. У него не очень хорошо получалось общаться с людьми, и поэтому большую часть времени он проводил в одиночестве.
Но одна вещь придала жизни Хиэды остроты. Бесплатное приложение социальной сети «Джунгли». Поначалу — нет, если оглянуться в прошлое, до самого конца, — он не понимал значения этой «игры», в которой ты мог анонимно участвовать в происходящем в реальной жизни, и Хиэда действительно думал, что это всё было крайне подозрительно, но, завершая миссии, набирая очки и повышая уровень, он был полностью заворожен почти волшебной силой, которая была у этого приложения.
«Джунгли» дали ему чувство удовлетворения, которое он никогда раньше не испытывал. Для социально неприспособленного Хиэды анонимное выполнение миссий было замечательной системой, позволявшей ему ощутить единение с остальными безо всяких обязательств. Более того, таинственные «силы» игроков высокого уровня, которым Хиэда стал свидетелем после повышения своего уровня, буквально изменили его крохотный мир.
Его привело в трепет осознание того, что в мире существовали вещи, которых он и представить себе не мог.
Так что Хиэда, которому помимо его работ на полставки было нечем заняться, полностью втянулся в «Джунгли». Настолько, что на выходных он даже отправлялся в центр города, где было доступно больше миссий.
И затем, когда Хиэда почти набрал достаточно очков, чтобы повысить уровень во второй раз, ему внезапно пришло уведомление об одной конкретной миссии. Он должен был прийти в определённое место в столичных окрестностях.
Само по себе подобное задание не было необычным, но эта миссия выделялась тем, что была предназначена не для нескольких пользователей, а для одного Хиэды. Тот, возможно, был слегка одержим, но в конце концов, он прекрасно знал, что он был всего лишь низкоуровневым игроком. Хиэда решил, что скорее всего его выбрали случайно. Тем не менее, миссия, назначенная индивидуально, без сомнения означала множество очков. Так что воодушевлённый Хиэда устремился в указанное место...
Только чтобы больше года спустя очнуться в каком-то переулке, где на него уставились незнакомые девушка и парень.
После этого Скипетр 4 заключил Хиэду под стражу в целях его защиты. Похоже, пока он был без сознания, «Джунгли» стали причиной беспрецедентной катастрофы невероятных масштабов, которая вызвала беспорядки по всему миру. Хиэда услышал это и множество других объяснений от Скипетра 4, и в итоге ощутил себя Урашимой Таро*. И всё же тем или иным способом Хиэде удалось прийти к выводу, что ему дали то же объяснение, что и в так называемой «официальной версии», предоставленной широкой публике.
— Принимая во внимания, что с этого момента ты вернёшься в общество обычных людей, я пришёл к заключению, что в настоящее время тебе не нужно знать больше. Разумеется, если ты пожелаешь перейти на «эту сторону», я смогу предоставить тебе более полную информацию, — сказал Мунаката довольно бесстрастно, но при виде его улыбки у Хиэды пропало желание возражать против того, что его держали в неведении.
Хиэде не сказали, что происходило с его телом в то время, о котором он забыл, по той же причине. А именно: что бы там не произошло, оно во многом было связано с этой тайной. Хиэда не был удовлетворён этим, но его страх был гораздо сильнее, так что он не стал бунтовать против того, что от него скрывали информацию. Он всегда предпочитал плыть по течению и не считал это чем-то зазорным. Если незнание помогало сохранять спокойствие, он не возражал.
Хотя опять же, пропавший год украл у Хиэды работу и жильё. Он уже был достаточно шокирован, когда возник разговор о том, чтобы дать ему возможность посещать старшую школу. Пусть всё это наводило на Хиэду жуть, говоря объективно, у него вряд ли был какой-то иной выбор.
Всю свою жизнь до этого момента он никогда ничего не решал для себя, просто позволяя всему идти своим чередом. Так уж жил Хиэда Тору.

— О-о! Широ-са... А, нет. Эм... Хиэда-кун, так? Выбирай любое место. Что хочешь выпить? Пиво, вино или, может, особый коктейль?..
— Н-нет, спасибо. Я ещё несовершеннолетний.
— Ха-ха. Ну да, ну да. Тогда как насчёт чая? У меня есть смесь отличного качества.
Его поприветствовали владелец бара — высокий молодой человек — и хорошенькая девочка с белыми волосами, похожая на куклу.
Было похоже, что эти двое уже знали том, в каком положении оказался Хиэда. Они представились как Кусанаги Изумо и Кушина Анна соответственно. Кусанаги радушно пригласил Хиэду войти и отошёл, чтобы приготовить ему чёрный чай. Анна села на диванчик напротив Хиэды и взирала на него со спокойной улыбкой.
Тем временем, член Скипетра 4, который привёл сюда Хиэду, бегло осмотрел помещение бара и негромко фыркнул. Не заходя вглубь бара, он прислонился к стене у двери.
Место, куда привели Хиэду, оказалось фешенебельным баром под названием «Хомра». Хиэда первый раз попал в заведение такого высокого класса. Бар, без сомнения, был очень уютным, но Хиэда, не привыкший к такого рода заведениям, чувствовал себя не в своей тарелке. Впрочем, главной причиной его неудобства были как раз Кусанаги с Анной, которых он видел в первый раз жизни, но которые, очевидно, знали его, и при том весьма близко.
«В случае с правительственным учреждением вроде Скипетра 4 всё объяснимо, но между мной и подобным местом не должно быть ничего общего».
Вот только эти двое, по всей видимости, тоже считали себя «обязанными» Хиэде. Однако его самого всё это ставило в тупик.
— Фушими. Я полагаю, ты тоже выпьешь?
— ...Я на службе, — хмуро ответил парень из Скипетра 4.
— Как официально. Знаешь, чашка чая тебе нисколько не повредит. Впрочем, не буду тебя заставлять, — произнёс Кусанаги, улыбаясь уголком рта.
Этого парня из Скипетра звали Фушими Сарухико. Когда он получил приказ сопроводить Хиэду сюда, он громко щёлкнул языком, но, очевидно, он был кем-то вроде завсегдатая в этом баре, потому что все присутствующие, за исключением Хиэды, несомненно были знакомы друг с другом. Именно с такими ситуациями Хиэда совершенно не умел справляться.
Но тут...
— Я рада, что у тебя всё хорошо, — вдруг сказала Анна. У неё был прелестный голос, под стать милой внешности. Вот только в нём звучала внутренняя сила и несгибаемая воля, совсем неподходящие ей по возрасту.
Хиэда смутился, пробормотал, заикаясь: «С-спасибо!» и распрямил спину.
— Ты правда ничего не помнишь?
— Боюсь, что так. М-м... я прошу прощения за это.
Хиэда несомненно был старше Анны, и всё же что-то подталкивало его поклониться ей, извиняясь. Он на самом деле не умел общаться с людьми, а кроме того, девочка перед ним излучала странное достоинство. Хиэда, который привык в своей жизни вычислять отношение окружающих и подстраиваться под него, почувствовал, что от этой девочки исходит аура, отличающая её от остальных людей. Эта аура была похожа на ту, которой обладал Мунаката.
— Понимаю, — прошептала Анна. — Может, так оно и лучше. Раз уж ты всего лишь жертва, которую втянули во всё это против воли.
— ...А-а.
— Вот почему я хочу, чтобы мы...
— Э?
— ...снова стали друзьями, — закончила Анна с невероятно серьёзным видом.
Хиэда утратил дар речи. Первый раз в его жизни кто-то просил его стать друзьями, да ещё и в такой прямолинейной и торжественной манере. Он покраснел и, выдав множество «эм-м», «э-э» и «а-а», совершенно растерялся, не зная, как ему реагировать.
И тут вернулся Кусанаги с подносом, на котором стоял чайный сервиз.
— Расслабься. Не будь таким зажатым. Я понимаю, что мы, может, слишком на тебя напираем, но дело в том, что мы бы хотели, чтобы ты расслабился и с этого момента время от времени заглядывал к нам в бар. Так ведь, Анна?
Анна подтвердила его слова кивком.
Хиэда, достигший своего предела, громко выпалил:
— Простите, но... П-почему? Почему вы всё так добры?.. Ч-что же случилось со мной в то время, о котором я не помню?
Кусанаги почесал затылок с озабоченным лицом. Ему сложно было ответить сразу же:
— Эм... ну...
Видя, как он обеспокоен, Хиэда тут же пожалел о своём необдуманном вопросе. Должно быть, этим людям тоже не позволял говорить Скипетр 4.
— Я прошу прощения... — Хиэда, сконфузившись, поспешил извиниться и опустил голову.
Однако…
— Ты сражался вместе с нами, — произнесла Анна.
Хиэда недоуменно посмотрел на неё:
— Сражался?..
Вот только сражаться было бы последним, что Хиэда стал бы делать. Он был человеком, изо всех сил старающимся не причинять окружающим никаких неудобств и жившим так тихо и незаметно, как только возможно. Излишне говорить, что битва с кем бы то ни было никак не вязалась с его жизнью.
Однако выражение лица Анны ничуть не изменилось, всё ещё оставаясь серьёзным и невозмутимым.
— Ты наш драгоценный боевой товарищ, — продолжила девочка.
Со своего дивана окончательно запутавшийся и нервничающий Хиэда посмотрел на Кусанаги, сидящего рядом с ним. Он ждал подтверждения того, что это была какая-то шутка, но Кусанаги пожал плечами, подтверждая сказанное Анной.
«Боевой товарищ? Я?»
— Я прошу вас на этом остановиться, — предупредил Фушими со своего места у двери, всё ещё не двигаясь. — Руководство с большой осторожностью относится к этому делу.
— Я знаю... Ну, в таком случае, что было, то сплыло. Но, как и сказала Анна, теперь, когда мы наконец встретились, давай будем друзьями. Как тебе идея? — сказал Кусанаги, подмигивая растерянному Хиэде.
Хиэда поджал губы.
И в этот момент…
— Приве-е-ет!
Дверь в бар распахнулась настежь, впуская новых посетителей: низкорослого парня в лыжной шапке и здоровенного блондина в солнцезащитных очках. Хиэде хватило одного взгляда, чтобы понять: они относились к тому типу людей, с которыми он совершенно не умел общаться.
Однако, едва войдя, низкий парень застыл в удивлении, как только заметил стоящего у двери Фушими. Сам Фушими смущённо отвёл от него взгляд.
— А?! С-Сару, ты что тут делаешь?!
— ...Я здесь не по своей воле.
— В-вот как... Понятно. Ага. Ну, я ведь не возражаю... Рад тебя видеть... Нет! А, точно! Насчёт того случая со стрейн тогда! Мы ещё не договорили об этом!
— А? Да что ты несёшь? Вообще-то, там и говорить-то не о чём.
В отличие от низкого парня, который то краснел, то бледнел, Фушими, пусть и выглядел смущённым на мгновение, тут же вернулся к своему язвительному поведению.
— Полегче, Ята-чан, — Кусанаги с недовольным видом отчитал парня. — Сегодня Фушими исполняет роль проводника по нашей просьбе, понимаешь? Так что не стоит лезть в драку.
— А? Кусанаги-сан, «проводника»? Вы о ч… — и тут парень наконец заметил Хиэду. — А! — воскликнул он, указывая на Хиэду пальцем.
Тот вздрогнул и съёжился.
— Ты, Серебряный...
— Ята-сан! Он тот, ну, знаете. О ком мы раньше говорили, помните? Владелец тела... — прошептал на ухо удивлённому парню блондин, стоящий позади него.
Их реакция заставила Хиэду сжаться ещё сильнее.
Анна хихикнула и представила этих двоих. Их звали Ята Мисаки и Камамото Рикио. Очевидно, эти двое также были знакомы с Хиэдой во время года, стёршегося из его памяти.
— Понятно. Так или иначе, ты вернулся, а? Ха-ха. Должен сказать, хреново быть тобой. Но я рад видеть, что ты жив-здоров после всей той дряни, что тебе пришлось пережить! — Ята казался искренне довольным этим, демонстрируя открытость и весёлость, которые совершенно перевернули первое впечатление Хиэды о нём. Камамото тоже выглядел растроганным, подкрепляя слова Яты кивками.
— Э-э? — замешательство Хиэды не ведало границ.
— Скажи, чем теперь займёшься? Если ты ещё не определился, можешь пойти к нам. Тебе будет рады. Так ведь, Анна?
— Да, если он сам этого желает.
— Эм, нет, подождите-ка немн...
— Чтоб вы знали, наш капитан тоже заинтересован в нём.
— Да?! Эй, чел, Хиэда, правда что ли? Не покупайся ты на это. Я тебе отвечаю, если ты присоединишься к Скипетру 4, ничего хорошего из этого не выйдет.
— Точно! Если ты вместо этого присоединишься к нам, у тебя будет столько вкуснейшей еды, сколько пожелаешь!
Энтузиазм окружающих всё возрастал, а в центре него был никто иной, как Хиэда, хотя его реакция полностью игнорировалась. Он совершенно не представлял, что ещё сказать любому из них.
«Да что же это такое?»
Вот только…
Хиэда вдруг осознал, что уголки его рта были приподняты. Поняв это, он поразился.
Он не знал ни одного из тех людей, рядом с которыми сейчас находился. Ята и Камамото, как и Фушими, были именно такими людьми, с которыми Хиэда никогда не знал как себя вести. И всё же, вот он, среди них, беззаботно улыбается. Ещё один первый раз в его жизни.
Неожиданно он встретился взглядами с Анной. Она счастливо кивнула ему.
— Ну и ну! Вы все чересчур торопитесь. В конце концов, ему ещё предстоит встретить лидера этой гонки, — сказал Кусанаги со смешком, вытянув руку, затем добавил, обращаясь к Хиэде. — Ты сейчас собираешься осмотреть школу, верно? Поэтому для начала поговори с ними подольше. Так будет лучше всего для тебя.

Школа, которую его пригласили посетить, была знаменитой громадной академией на маленьком острове, чья территория полностью принадлежала школе. У Хиэды отвисла челюсть, когда он увидел её размеры.
Школа называлась Старшая Школа Академии Ашинака.
— Всю эту территорию называют просто «Школьным островом», — объяснил Хиэде сопровождавший его Фушими.
Более того, размер был не единственной вещью, которой могла похвастать эта школа. Судя по всему, она также была оборудована по последнему слову техники, и в ней преподавали самые лучшие учителя. Возможно, это было лишь его воображение, но даже учащиеся, встреченные им на территории школы, казались на голову превосходящими обычных учеников.
— Н-неужели это действительно нормально: впускать в такую школу кого-то вроде меня?.. — не удержавшись, спросил Хиэда, но Фушими раздражённо отмахнулся от него, сказав, что не знает, и ему плевать.
Придя на территорию школы, Фушими сразу же направился к административному офису. Администрацию предупредили заранее, так что их ожидала одна из сотрудниц, чтобы показать им школу.
Уже был ранний вечер, но уроки ещё не кончились. Девушка из администрации провела Хиэду и Фушими по школе.
Пребывание на территории школы было до странного неловко для постороннего. Не то чтобы они делали что-то плохое, но сам факт, что он находился тут, не являясь учеником, заставил Хиэду мечтать о побеге. Когда они пересекали двор, неожиданный случайный взгляд, брошенный из окна классной комнаты, вынудил Хиэду невольно ускорить шаг.
И все эти огромные пространства тоже давали повод для волнений. Просто перемещаться по школе было достаточно утомительно. Если бы они осматривали весь гигантский комплекс зданий целиком, им бы не хватило и целого дня.
«Невероятно... Подумать только, что такая школа существует».
У Хиэды голова закружилась от одного пребывания здесь. Он и представить не мог, как будет учиться в этом месте. Он не мог не думать, что в конце концов всё это окажется какой-то ошибкой.
И в этот момент…
— М-м... простите, Хиэда-сан, вы бывали в нашей школе раньше? — вдруг спросила девушка, показывающая им школу, пока они шли по школьному городку.
Хиэда посмотрел на неё с удивлением:
— А? Нет, никогда. Я тут впервые.
Сам бы Хиэда сказал, что в нём с первого взгляда можно было опознать неотёсанную деревенщину. «И всё же, почему она?..» — задался он вопросом, а девушка криво улыбнулась и извинилась. — Я была убеждена, что были, Хиэда-сан, потому что вы идёте так уверенно ещё до того, как я укажу вам путь.
— А? Разве?
Он и не осознавал. Однако, как только ему на это указали, Хиэда заметил, что он в самом деле шёл перед женщиной, которая должна была вести его. Он не мог точно вспомнить, когда обогнал её.
— То же случилось раньше, когда мы уходили со двора. Я даже не знала, что можно сократить путь там, куда пошли вы. Это правда первый раз, когда вы посетили нашу школу?
— Я думаю... это... э... просто с-совпадение, — хотя Хиэда ответил мгновенно, ему подумалось о пропущенном им годе. Он искоса посмотрел на Фушими, но тот встретил его взгляд с отрешённым выражением лица, никак не отреагировав. В итоге Хиэде пришлось остановиться на уклончивом недо-ответе, который он дал, и следить за тем, чтобы покорно следовать за их проводницей.
«Я знаю это место? Я бывал здесь?»
Как бы Хиэда ни пытался вспомнить, всё было напрасно. Но что если его тело помнило, даже если разум забыл? И поэтому оно двигалось будто бы само по себе?
«Нет-нет. Быть не может».
В это невозможно было поверить. Но опять же, прямо сейчас Хиэда не был склонен доверять самому себе. Может, ему самому было бы лучше, если бы он мог просто отмахнуться от всего и перестать тревожиться по мелочам.
— Ну что же, я показала вам все основные школьные помещения, но осталось ещё общежитие. Вы собираетесь жить в общежитии, Хиэда-сан? Если так, то, возможно, вы бы хотели взглянуть на него?
— А, да, пожалуйста. Если вас это не слишком затруднит.
В этот момент прозвенел звонок, знаменующий конец учебного дня. И во всей школе внезапно стало намного шумнее.
— Отлично. Тогда я возвращаюсь.
— А? Вы уже уходите, Фушими-сан?
— У меня ещё есть работа. Ты ведь нормально доберёшься обратно, да? К тому же... Теперь я буду только мешать, — объяснил ему Фушими с кислым видом, но затем вдруг еле заметно улыбнулся.
И что же, во имя всего святого, это значило? Однако Хиэда не успел задать этот вопрос, поскольку Фушими, не видя нужды в дальнейших прощаниях, развернулся на пятках и пошёл прочь.
— С-спасибо, что помогли мне! — попытался поблагодарить его Хиэда, но не получил ответа. Или так ему показалось.
Фушими резко остановился и что-то пробормотал себе под нос:
— Я надеюсь, что ты тоже...
— А? — только и смог произнести Хиэда.
— Я надеюсь, что ты тоже его найдёшь. Своё место. — сказал Фушими невнятно, как будто самому себе, окинул Хиэду взглядом через плечо, и двинулся дальше.
Хиэда ненадолго застыл, пытаясь понять значение этого абсолютно неожиданного замечания. Когда он пришёл в себя, Фушими был уже слишком далеко, чтобы пытаться сказать ему что-то ещё.
«Фушими-сан…»
Хиэда поклонился спине Фушими, которая успела превратиться в далёкую точку.
В этот момент Хиэда услышал мелодию, играющую позади него. Звонили его сопровождающей. Когда она вытащила свой КПК, она словно удивилась имени звонившего:
— От Немца-сенсея?
Извинившись перед Хиэдой, она приняла звонок:
— Здравствуйте. Что-то случилось, Вайсман-сенсей? ...А? Да. Мы посреди осмотра. Мы собирались взглянуть на общежитие... Да... А? Вы уверены? Конечно, так ему будет легче понять... Да-да…
Немного поговорив по телефону, она повесила трубку и повернулась к Хиэде.
— Что-то случилось? — спросил Хиэда.
Девушка с явственным удивлением ответила:
— Один из наших учителей, живущих в общежитии, спросил о вас. Он приглашает вас в свою комнату, чтобы помочь вам ознакомиться с общежитием... Вы примете приглашение?

Как и подозревал Хиэда, общежитие тоже было построено с размахом. Настолько, что в каждой комнате были отдельные ванная, туалет и даже кухня, из-за чего общежитие было больше похоже не на общежитие, а на ведомственное жильё, и было несравнимо лучше той квартиры, где жил Хиэда год назад. Теперь он понимал, почему здесь жили не только студенты, но и учителя.
— Верно, Немец-сенсей — это его прозвище. Он из Германии, но преподаёт английский и физику. Он весёлый и общительный учитель, так что ученики его любят, хотя он начал работать здесь совсем недавно. Вот только он слегка... нет, если честно, он очень эксцентричный. Как будто он немного не от мира сего... — с удовольствием объяснила служащая.
Хиэда составил себе представление о личности этого «Немца-сенсея» скорее не по её словам, а по тону её голоса и выражению лица, когда она говорила об этом иностранце.
И... Хиэду посетило чувство, что с этим человеком будет довольно проблематично иметь дело, потому что для Хиэды общительные учителя, любимые учениками, попадали в категорию людей, с которыми он не умел находить общий язык. Хиэда считал, что идеальный учитель не станет совать свой нос в дела учеников без необходимости. Когда он учился в средней школе, на его долю выпало немало этих ненужных одолжений, когда он не заводил друзей по собственному выбору, но учителя продолжали лезть к нему и надоедать ему с этим.
«Но опять же, пока нет повода беспокоиться из-за этого».
Ведь всё, что этот учитель сделает — покажет ему общежитие, не более того. Хиэда упрекнул себя за мнительность.

Пока Хиэда размышлял об этом, его сопровождающая остановилась перед одной из комнат.
«А? Эта комната…»
Хиэде показалось, что он откуда-то помнил её. Он снова пришёл в замешательство, но когда посмотрел на другую комнату, их двери оказались одинаковыми. И всё же он определённо чувствовал что-то, когда его взгляд останавливался именно на этой комнате. Что-то, чего не было ни у одной другой комнаты в коридоре.
— Вот мы и пришли, — сказала ему девушка и постучала в дверь.
В ту же секунду из-за двери послышался звук торопливых шагов. Когда Хиэда начал задаваться вопросом что же происходило внутри, кто-то с силой распахнул дверь и...
Девушка и парень практически вывалились из проёма, высунув головы в коридор. Девушка была хорошенькой, а парень — преисполненным достоинства.
Этих двоих он знал.
Глаза Хиэды расширились, а его дыхание участилось при их виде. Это они были рядом, когда Хиэда очнулся в том переулке.
Наклоняясь вперёд, парень и девушка тоже уставились широко распахнутыми глазами на Хиэду, который по привычке застыл на месте.
И тогда...
— Предыдущий Широ! — девушка расплылась в улыбке, издав радостный вопль, затем широко распростёрла руки и прыгнула на Хиэду так, что едва не повалила его, стискивая изо всех сил. Хиэде едва удалось поймать её, не упав, но он отчётливо ощутил, как его сердце на миг замерло.
— Прекрати, дурочка! — возмущённый парень немедленно отчитал девушку, но, кажется, она была глуха к его словам.
С недовольным лицом, но достаточно красноречивым спокойствием, показывающим, что она видит это не в первый раз, сопровождающая Хиэды тоже сделала ей выговор:
— Амэно-сан? Я предупреждала вас, чтобы вы воздерживались от подобного поведения, не так ли?
— Неко! Не говори мне, что ты уже забыла, о чём Широ говорил тебе! — резким тоном сказал парень, хватая девушку за плечи.
Это сработало, и она отпустила Хиэду, издав тихое недовольное мяуканье. Впрочем, Неко тут же оправилась и смотрела на Хиэду с сияющими глазами и широкой улыбкой, как будто его присутствие было самым счастливым событием в её жизни. Этот взгляд, наполненный невинным обожанием, был похож на июльское солнце, переполненное теплом и жизненной силой.
Тем временем парень прочистил горло, выпрямился и протянул Хиэде правую руку, заново представляясь:
— В прошлый раз, когда мы встретились, я не представился, так что позволь мне сделать это сейчас. Меня зовут Ятогами Куро, но ты можешь звать меня «Куро». А это — Амэно Мияби.
— Зови меня «Неко»!
Какой-то время Хиэда стоял столбом, всё ещё в шоке, но когда ему наконец удалось выйти из ступора, он смущённо принял руку Куро:
— Я Х-хиэда. Хиэда Тору…
Парень, Куро, стиснул руку Хиэды в рукопожатии.
— Давно не виделись, — с улыбкой произнёс он.
«...Вот оно как».
Хиэда весь день одного за другим встречал «знакомых», которых он ни разу не видел прежде. Другими словами, эти двое были такими же. Не учреждение Мунакаты так легко организовало его визит в эту школу. Кусанаги упоминал об этом, не так ли? Что Хиэда вскоре должен встреться с настоящим «лидером» гонки.
— Нам многое надо наверстать, но сначала входи. Мы бы хотели, чтобы ты кое с кем встретился, — сказал Куро, и девушка, сопровождавшая Хиэду до этого момента, произнесла:
— Ну тогда я оставляю всё на вас. — она улыбнулась Хиэде и ушла.
Хиэда вошёл в комнату следом за Куро и Нэко. Его снова посетило чувство, что эта комната ему знакома. Отчётливое ощущение déjà vu стало только сильнее. У Хэиды участилось сердцебиение и пересохло в горле.
И тогда...
— Здравствуй.
В комнате сидел европеец с серебряными волосами. Когда он остановил взгляд на Хиэде, тот испытал ностальгию с оттенком неловкости и смущения.
— Должен сказать, встреча вот так лицом к лицу вызывает у меня странное чувство. Ты Хиэда Тору-сан, верно? Приятно познакомиться. Я Адольф К. Вайсман, но ты можешь звать меня «Широ», если хочешь. Так меня зовут все мои друзья, и мне бы хотелось, чтобы ты тоже меня так звал, если не возражаешь.
Этот человек непостижимым образом без малейших усилий проник в душу Хиэды, но несмотря на это, Хиэда не ощущал тревоги или беспокойства. Всё дело было в голосе этого человека, в манере его речи. Хотя они встретились впервые, Хиэде казалось, что он увиделся со старым другом.
Более того, вокруг этого человека тоже была аура, отличающая его от обычных людей. Что-то, что также было у Анны и у Мунакаты. Разве что, в отличие от них обоих, его аура была несколько мягче и добрее.
Не отдавая себе отчёта в том, что он говорит, Хиэда озвучил убеждение, которое прочно обосновалось в нём:
— ...Вы знаете, что со мной происходило в то время, о котором я ничего не помню, ведь так?
— Ага.
— В-вы мне расскажете?
— Это зависит от того, чего ты хочешь от своей жизни и своего будущего... — тихо ответил Широ.
— От моего будущего... — повторил Хиэда.
Его будущее. С этого момента. Эти слова часто повторяли ему сегодня. Всю свою жизнь до недавних пор Хиэда ни разу не задумывался об этом как следует. Он никогда не считал, что его жизнь этого стоит.
Но...
— Эй-эй! Мы же решили расслабиться сегодня, а не заводить все эти сложные разговоры, разве не так?
— Именно. Кроме того, ужин готов. Я вложил в него весь свой талант, так что, надеюсь, вам понравится.
— Э? Н-но это так внезапно, я же не могу…
Получить приглашение на ужин в чьём-то чужом доме тоже было для Хиэды впервые. Ситуацию усугубляло то, что, пусть эти люди были с ним знакомы, для него они были практически полными незнакомцами. Так что, как показалось социально неприспособленному Хиэде, разделить с ними ужин было бы сущим мучением.
Вот только...
Замолчав, Хиэда уставился на Широ. По выражению его лица, Хиэда понял, что тот беззвучно говорит ему, что Хиэда вовсе не обязан оставаться, если он не хочет, что он может делать что пожелает.
Хиэда не знал, что ждало его в будущем. Но...
— Ну... ладно... если вы настаиваете.
«Попробую начать решать за себя с сегодняшнего ужина», — подумал он.
Небольшое решение Хиэды наполнило комнату одобрительными возгласами. После этого ещё одна тарелка белого риса добавилась к остальным, которые уже стояли на низком чайном столике, вокруг которого сидели Широ и его товарищи.
____
* Примечание переводчика: Урашима Таро — главный герой японской легенды о рыбаке, который провёл несколько дней в подводном дворце Рюгу-дзё, принадлежащему повелителю морей, но, вернувшись в свою деревню, обнаружил, что прошло уже триста лет.

@темы: переводы команды WTF K-Project 2017, переводы, официальные рассказы